Розы и фиалки. 1912

Розы и фиалкиВ натюрморте воплотились новаторские поиски Коровина в области театральной декорации. На рубеже 1900–1910-х годов художник создает целую серию подобных натюрмортов, в которых словно разыгрываются живописные спектакли (“Терраса. Париж”, 1908; “Гвоздики и фиалки”, 1912, оба – ГТГ).
Композиция своей пространственной динамичностью, наклоненной к зрителю центральной осью усиливает эмоциональность цветовых контрастов и мазков. Главная роль в картине принадлежит великолепным рдеющим розам. Их рубиновый цвет, звучание которого доведено до предельной глубины благодаря темным изумрудно-зеленым оттенкам листов, притягивает взгляд. Розы взметаются вверх подобно красочному фейерверку. Еще один контраст составляют оранжевый цвет апельсина и насыщенная множеством тонов сиреневая гамма букета фиалок. Коровин, как композитор, заставляет звучать цвет мощными аккордами, которые мягко разряжаются в игре бликов и теней. Напряжение красочных контрастов и словно живая, вибрирующая сине-зеленая атмосфера вокруг цветов порождают ощущение ароматов, источаемых этим букетом.

Контуры предметов размыты, цветовые пятна проникают друг в друга, обмениваются рефлексами. Все изображение виртуозно лепится из дробных импрессионистических мазков разной формы – то рельефных и пастозных пятен, то стремительных росчерков и зигзагов. Сплавленные друг с другом, мазки образуют своеобразное красочное месиво, или “тесто”, рельефное, осязаемое и по-своему выразительное вне зависимости от того, что оно изображает. Художник запечатлевает не плотные формы предметов, а их изменчивые в потоках воздуха и света качества и свойства. Он передает прозрачность вазы, блеск металла, кристаллическую зернистость сахара, аромат и шелковистость лепестков роз, прозрачность и трепет воздуха, словно приносящего с улицы вечерний гул, сгустки света и бликов. Блик у Коровина, сочный и рельефный, – самая материальная часть в его системе.
Букеты, ярко вспыхнувшие в электрическом освещении, помещены на фоне открытого окна. Парижский бульвар с огнями уличных фонарей, в оправе ветвей деревьев и чугунной решетки кажется драгоценным витражом, заключенным в оконную раму. Импрессионист Коровин сумел передать свойства искусственного света, придающего неожиданную яркость краскам, но одновременно порождающего иллюзионистическую атмосферу театрального преображения.

 




4_1.jpg

Запуск проекта

Мы рады приветствовать Вас на сайте, который приурочен к выставке "Константин Коровин. Живопись. Театр. К 150-летию со дня рождения".